Молодец среди овец

Фото Сергея Гуляева Молодец среди овец, А около молодца – сам овца! Русская пословица Народ бунтует не от плохой жизни, а от жизни тревожной... Древнекитайская мудрость Однако, повторяя уже надоевшие общеизвестности, я не намерен этим кого-то сагитировать, переубедить или уязвить.В данном материале я хотел бы просто поразмышлять по мере сил,почему в нашей стране возможность законной вооружённой самообороны граждан так тотально отторгается всеми ветвями власти и многими простыми людьми. Итак. В 1991 году в бывшем Советском Союзе, он же - бывшая Российская империя, рухнула однопартийная система государственной власти. Образовались много новых государств, которые, как Россия, пошли собственным путями.В хаосе "нагой" первобытной свободы, которая бушевала до 1993 года, в яростных спорах родилось множество прожектов и предложений по выбору путей развития новой России.Одним из таких предложений был проект специального фермерского ружья, чтобы будущие сельские хозяева, что заменят надоевшие колхозы, могли защищать свою собственность от мародёров, которые безнадежно потеряли вкус к работе даже на себя за годы Советской власти. Пошли также разговоры о необходимости разрешить ношение и применение гражданами нормальных пистолетов для самообороны, но эта идея тогда показалась "запредельной" даже многим суперреформаторам, да и в народе её поддержали только два процента населения. Поэтому разрешили носить газовые пистолеты да травматические резинострелы и успокоились, даже не тронув почти ничего в прежнем советском законодательстве о личной самообороне. Через некоторое время выяснилось, что против наших "гопников" всякие "газовки" совершенно бесполезны, зато очень полезны "травматы-резинострелы" ... самим "гопникам". Во-первых, легально получить травматы очень легко, во-вторых, на расстоянии, даже небольшом, они практически безвредны, зато при выстреле в упор, особенно в голову, убивают стопроцентно. А вот идентифицировать резиновую пулю невозможно, только по гильзе можно определить из чего стреляли. Гильзу же спрятать нетрудно после выстрела. Так что для убийц полный комфорт, подстерёг, пальнул в лицо, подобрал гильзу, спрятал подальше, и иди себе, даже пистолет-резинострел выкидывать не надо, он - легальный, а без гильзы с места преступления не докажешь, что убили именно из него!! Недаром почти везде в мире травматы запрещены к гражданскому владению. Их применяют как полицейское спецсредство хорошо обученные группы захвата, когда очень нужно взять преступника исключительно живым. А теперь бегло припомню факты из истории России...От начала времён в ней, как и везде по миру, установился непреложный закон естественного отбора - правящий слой народа составляют самые сильные его представители. Сначала это было просто до примитивности. Самые сильные занимались войнами, либо защищая своих от врагов, либо нападая на соседей с целью грабежа, одновременно они заставляли своих слабых соплеменников повиноваться и работать на себя. По мере развития и усложнения государства в нём появились верхние и нижние сословия:самое верхнее - дворянство, которое давало государству воинов и чиновников, затем шли купцы-торговцы, а самыми нижними были мастеровые и крестьяне.Одним из фундаментальных отличий между сословиями было то,что верхние имели право владеть, носить и применять личное оружие для самозащиты, а нижние - нет. В Японии молодые самураи после церемонии вручения меча даже имели право рубить головы крестьянам, чтобы потренироваться... Так продолжалось до 19-го века,в котором идеи Просвещения вызвали массовое стремление людей к равенству и ликвидации сословных привилегий. По Европе прошёл вал революционных преобразований, который привёл к уравнению всех сословий перед законом и в возможностях личностного развития. И все получили право на вооружённую самозащиту и ношение с этой целью личного гражданского оружия, или, как его ещё называют - оружия чести. В России этот процесс носил похожий характер. После освобождения крепостных в 1861 году, крестьяне получили, как все другие сословия, право на приобретение любого гражданского оружия,которое имелось тогда в продаже;охотничьих ружей, винтовок, пистолетов, револьверов, кинжалов, кастетов. По многочисленным воспоминаниям друзей и близких знакомых известно, что великий Пушкин регулярно упражнялся в стрельбе из пистолета, как для возможных поединков-дуэлей, так и для безопасности в своих путешествиях. Тогда существовало понятие - дорожные пистолеты. А ещё Пушкину страшно нравилось, что английские аристократы усиленно занимаются боксом, чтобы в случае уличных столкновений с простолюдинами иметь возможность достойно с ними драться,никого не убивая, ибо английские плебеи тоже часто носили оружие. И таким оригинальным путём внедрялись в британском народе высокие правила чести. Противники гражданского оружия в дискуссиях с оппонентами очень любят цитату Чехова:" Если в начале пьесы на стену повешено ружьё, то в конце оно должно выстрелить". Сколько раз от них эту цитату слышал, видел при этом, как их лица прибретают выражение высокой таинственности, как будто изречена такая истина, которая окончательна и обжалованию не подлежит. А ведь Чехов этими словами всего лишь образно рассказывал, по какой технологии он занимается своей драматургией. Что же касается личного оружия, то в ящике письменного стола, а тем более в путешествиях, он всегда держал при себе дорожный револьвер армейского образца.В те времена при уличных нападениях жертвы старались громко кричать слово "караул", как бы вызывая на помощь полицейский патруль. На самом деле это было почти всегда бесполезно, полиции на улицах практически не было. Зато отцы семейств в близлежащих домах имели оружие, им было стыдно перед своей семьёй не придти на помощь,услышав крики жертвы. И преступники это знали,если их жертве удалось закричать на улице, то они могли просто оставить её и скрыться. В предреволюционные годы великий певец Шаляпин, будучи на гастролях, увидел ночью, как в его номер через окно лезет вор. Певец выхватил из-под подушки свой револьвер и убил "гостя" наповал. Когда в номер пришла полиция и служащие гостиницы, то они успокоили Шаляпина, дворники уволокли труп, и всё закончилось. По законам нынешней России Шаляпин гарантированно получил бы от 7 лет заключения, даже если б его оружие было легальным! В царской России все виды огнестрельного оружия продавались свободно, как в нынешней Америке. И это имело свои отрицательные издержки. Оружие приобретали преступники и террористы. Когда в 1905 году разразилась первая русская революция, то толпы мятежников громили оружейные магазины, чтобы вооружиться. Была также налажена доставка оружия подпольщиками из-за границы под видом поставок для легальной оружейной торговли. Премьер-министром в эти годы стал мощный государственник-реформатор Столыпин П.А. Сильной рукой он подавлял волнения, одновременно проводя именно те преобразования, которые в дальнейшем позволили бы исключить причины для новых революций. Одной из тогдашних мер было частичное ограничение продажи оружия гражданам. Оно заключалось в том,что те, кто хотел приобрести длинноствольное или короткоствольное оружие равное по характеристикам армейским образцам, должны были получить на это разрешение из полиции.И всё!! Столыпину и всей тогдашней элите даже в голову не пришло оскорбить сограждан запретом на приобретение оружия самообороны! По словам Столыпина:"Законы должны писаться для трезвых и сильных, а не для пьяных и слабых". В 1917 году, в феврале, русская монархия пала. В революционном угаре были выпущены все без исключения заключенные из тюрем, а полиция полностью ликвидирована, как наследие царизма.И тут же покатился по стране вал массовой преступности. Чтобы как-то ему противостоять, Временное правительство организовало милицию, что-то типа народных дружин, где вооруженные граждане в тёмное время суток патрулировали улицы возле своих домов. Вооружены они были в основном своим личным оружием, иногда им его выдавали органы исполнительной власти. В октябре 1917 года произошёл государственный переворот, и к власти пришли коммунисты-большевики, которые разожгли классовую гражданскую войну между различными частями российского народа. В соответствии с этими целями они издали в 1918 году декрет, по которому иметь и хранить дома оружие имели право только сами большевики и те, кого они причисляли к своим сторонникам. На фотографии - автор статьи Михаил Гольдреер Все остальные обязаны были сдать своё личное оружие под угрозой расстрела.Интересно, что когда во время гражданской войны войска большевиков выбивали своих противников из каких-либо населенных пунктов, то сразу же приказывали населению сдавать оружие,устраивая по его поиску беспощадные обыски и облавы. Причём сами же большевики называли такой период разоружения граждан режимом "пролетарской революционной оккупации"(?!!). После окончания гражданской войны и установления Советской власти классово-партийная установка на то, чтобы право на оружие было только у "своих", ещё более укрепилась и развилась. Каждый член большевистской партии имел право и возможность обзавестись личным короткоствольным оружием. Партийные же функционеры любого ранга были безусловно вооружены,также имели дома оружие офицеры армии и спецслужб,средние и крупные хозяйственники. Существовали также ЧОНы, части особого назначения в местностях, где ещё сохранялось вооруженное антибольшевистское сопротивление. Эти части формировались из местных сторонников большевизма,свои штатные винтовки и даже пулемёты они хранили в собственных жилищах. Всему остальному населению иметь и применять оружие было строжайше запрещено.Именно в те времена в уголовном кодексе(1926 г.) появилась пресловутая статья о пределах самообороны. А как она сразу же заработала, исчерпывающе описано в следущей цитате... "Существует в уголовном кодексе(УК -1926) нелепейшая статья 139-я "О пределе необходимой обороны" - и ты имеешь право обнажать нож не раньше, чем преступник занесёт над тобой свой нож и пырнуть его не раньше,чем он тебя пырнёт. В противном случае будут судить тебя! А статьи о том, что самый большой преступник - это нападающий на слабого - в нашем законодательстве нет!...) Эта боязнь превозойти меру необходимой обороны доводит до полного расслабления национального характера. Красноармейца Александра Захарова стал бить возле клуба хулиган. Захаров вынул складной перочинный нож и убил хулигана. Получил за это 10 лет как за чистое убийство. "А что я должен был делать?" - удивлялся он. Прокурор Арцишевский ответил ему:"Надо было убежать!" - Так кто выращивает хулиганов?! Государство по уголовному кодексу запрещает гражданам иметь огнестрельное либо холодное оружие - но и не берёт их защиты на себя! Государство отдаёт своих граждан во власть бандитов - и через прессу смеет призывать к "общественному сопротивлению" этим бандитам! Сопротивлению чем?" (Александр Солженицын. Архипелаг ГУЛАГ. Том 2) Читаешь, и такое впечатление,что это нынешний отчёт с очередного сегодняшнего суда о превышении пределов необходимой обороны! Но недолго сохранялось право на оружие и для "своих". В 1936 году, после начала репрессивной чистки в коммунистической партии, рядовые партийцы были лишены права на получение и хранение боевого короткоствола. Это стало теперь привилегией только руководящего состава. Тогда же, на заре Советской власти, появились и ещё более любопытные проявления. В частности большевики сразу же запретили занятия боксом. Этот запрет отменили только к началу 30-х годов, когда боксёры-энтузиасты прорвались к наркому просвещения Луначарскому, показали ему поединок, и он,будучи эстетом, восхитился боксом,найдя его похожим на "супрематистский балет"... После этого бокс легализовали. В начале 30-х годов двадцатого века запахло большой войной, и в мире вырос интерес к рукопашным приёмам. Вспомнили, что в первую мировую войну, когда волна атакующей пехоты врывалась в траншеи противника, то в тесноте окопов сразу делались практически бесполезны пулеметы, винтовки, штыки, пистолеты и ножи.Самыми эффективными бойцами делались солдаты, которые имели боксёрские и борцовские навыки. В Советском Союзе тоже обратили на это внимание, проявили интерес, и в свет была выпущена книга Ознобишина "Искусство рукопашного боя", где описывались способы изучения рукопашных приёмов против более физически сильного противника, а также вооружённого пистолетом, ножом, палкой, винтовкой со штыком.Но недолго эта книга была в свободном доступе. Её очень скоро запретили, засекретили, весь тираж изъяли.Она была сделана служебной инструкцией по обучению чекистов, милиционеров и армейских разведчиков-диверсантов. Причём, после окончания службы, все они обязаны были давать подписку о неприменении полученных навыков в бытовых гражданских конфликтах. Такое же предупреждение получали и спортсмены-боксёры. В случае нарушения это могло стать на суде при разборе конфликта отягчающим обстоятельством для боксёра или рукопашника! В тридцатые годы двадцатого века усилиями таких великих тренеров, как Ощепков и Харлампиев, была создана борьба самбо (в сокращении - "самозащита без оружия"), очень практичное единоборство для освоения приёмов рукопашного боя. Оно состоит из спортивного и боевого разделов. Спортивный раздел это набор приёмов и правил, которые не травмируют борцов в соревновательной схватке, но хорошо подготавливают тело для освоения опасных боевых приемов и защиты от них при переходе к изучению боевого раздела. Так вот до начала 60-х годов двадцатого века поступить в секцию по спортивному самбо можно было только по специальному направлению, которое давали партийные и комсомольские комитеты тем, кто имел их доверие. А к изучению боевого раздела допускались лишь представители армии и сил государственной охраны: милиционеры и чекисты.Только в 60-е годы самбо стало разрешённым для всех видом спорта, да и то не везде, в глубокой провинции его ещё долго запрещали. Как раз в эти годы стал самбистом ленинградский подросток Владимир Путин, нынешний президент России. А вот японскую борьбу карате разрешили только в конце 70-х годов, да и то года на 3-4, после чего снова резко запретили, даже посадив в тюрьму несколько тренеров, которые продолжали тренировать своих учеников уже на самодеятельной основе. В 1969 году некий лейтенант Советской армии умудрился, переодевшись в милицейскую форму, пробраться на Красную площадь и сделать несколько пистолетных выстрелов по кортежу правительственных машин, рассчитывая убить главу СССР Брежнева.Стрелял он из своего служебного пистолета. Террориста поймали и засадили в сумасшедший дом. Но с этого времени вышел запрет на то, чтобы офицеры среднего и низшего звена армии и органов безопасности могли хранить и носить своё табельное оружие вне службы и дома. А ведь до этого запрета люди буквально жались к офицерам в опасное время в опасных местах в расчёте, что они при оружии и могут защитить. Поразительно, но этот запрет строго действует и в наши дни!! В те же 60-е годы по Советскому Союзу прокатился взрыв молодёжной уличной уголовщины. Милицию тогда вооружили дубинками, всех трудящихся обязали дежурить в народных дружинах, но ничего не помогало! В вечернее время улицы городов превращались в джунгли, кишевшие кодлами озверевшей шпаны. И вот что тогда по этому поводу написал писатель, режиссёр и актер Василий Шукшин, человек с королевским чувством собственного достоинства. «Сел как-то и прочитал уйму молодежных газет. И там много статей – про хулиганов и как с ними бороться. Вай-вай-вай!.. Чего там только нет! И что „надо“, и что „должны“, и что „обязаны“ – бороться. Как бороться? Ну давайте будем трезвыми людьми. Я иду поздно ночью. Навстречу – хулиганы. Я вижу, что – хулиганы. Хуже – кажется, грабители. Сейчас предложат снять часы и костюм. Сейчас я буду делать марафон в трусах. Ну а если я парень не из робких? Если я готов не снести унижения? Если, если… У них ножи и кастеты. Им – „положено“. Мне не положено. И я – делаю марафон в трусах. Не полезу же я с голыми руками на ножи! И стыжусь себя, и ненавижу, и ненавижу… милицию. Не за то, что ее в тот момент не было – не ведьма же она, чтоб по всякому зову быть на месте происшествия, – за то, что у меня ничего нет под рукой. Мне так вбили в голову, что всякий, кто положил нож в карман, – преступник. Хулигану, грабителю – раздолье! Он знает, что все прохожие перед ним – овцы. Он – с ножом. Ему можно. Представим другую картину. Двое идут навстречу одному. – Снимай часы! Вместо часов гражданин вынимает из кармана – нож. Хоть неравная борьба, но – справедливая. Попробуйте их взять, эти часы. Часы кусаются. Допустим, борьба закончилась 0:0. Всех трех забрали в милицию. – Они хотели отнять у меня часы! – Откуда у вас нож? Почему? – Взял на всякий случай… – Вы знаете, что за ношение холодного оружия… Знаем. Все знаем… Как же мы искореним хулиганство, если нам нечем от них отбиться?! Получается: кто взял нож, тот и пан. А что, если бы так, кто возымел желание взять нож и встретить на улице запоздалого прохожего, вдруг подумал: „А вдруг у него тоже нож? “ Гарантирую: 50 процентов оставили бы эту мысль. Из оставшейся половины – решительных – половина бы унесла ноги в руках». (Опубликовано в сборнике Шукшин В.М. Нравственность есть правда. М., 1979). Предыдущий отрывок из книги Солженицына был написан практически в те же годы, что и шукшинский, видимо под тем же впечатлением от наблюдаемой в стране обстановки. С тех пор пролетело почти полвека, сменились поколения политиков в стране, она переменила всю государственную систему, зато закон о личной самообороне в духе 1926 года сохранен так бережно и эффективно, как будто от его малейшего изменения в России способны рухнуть все основы государства (!?). А вот ещё одна любопытно-многозначительная линия в истории России двадцатого столетия... После победы большевиков в гражданской войне они долго не могли навести элементарный порядок в повседневной и хозяйственной жизни страны. Но сразу же начали энергичные эксперименты по разрушению старой ("буржуазной") и внедрению новой ("коммунистической") морали. Отрицались и оплёвывались все вековые устои в сфере семейных и половых отношений.Само понятие "собственность" сделалось ругательством. Первой жертвой этого неиствовства стала молодёжь. После такого "воспитания" огромные массы молодых людей превращались в разнузданное хулиганьё,которое развлекалось вандализмом, сексуальной распущенностью, вплоть до насилия, и открытым грабежом. Свои "художества" они оправдывали, ссылаясь на официальные идеологические установки типа "долой стыд" и "всякая собственность есть кража". В конце концов разгул бытовой преступности стал просто опасен для самого большевистского государства, и его начали подавлять. В 1927 году в Ленинград (Петербург) даже ввели войска для борьбы с уличным хулиганством. В тюрьмы и лагеря пошли массы осуждённых "бытовиков", так называли тогда всех, кто сел по уголовной ("бытовой"), а не политической статье. В те же годы в Советском Союзе началось создание сети лагерей для всех, кто был чужд большевизму, даже если не оказывал никакого сопротивления. Это были целые слои народа: бывшие дворяне, купцы, офицеры старой армии,рабочие и ремесленники высокой квалификации ("рабочая аристократия") и любые "подозрительные", которые просто вели себя недостаточно "верноподданно". Таких были сотни и сотни тысяч, намного больше бытовиков-уголовников. И увидели большевики в толпах заключённых неиссякаемый источник даровой рабочей силы для великих "строек коммунизма". А чтобы не удорожать содержание рабов большим количеством охраны, было проведено среди них разделение на социально-опасных и социально-близких. "Близкими" объвили уголовников, опасными - политических ("врагов народа"!). Уголовникам дали послабления и привилегии в лагерном содержании, при условии, что они будут обеспечивать покорность и беспрекословную каторгу "врагов народа". И уголовники развернулись; их внутрилагерные банды стали грабить, иногда убивать и всячески терроризировали бесправных политзеков. А начальники лагерной охраны деловито обсуждали с лагерными бандитскими главарями ("ворами в законе") текущее выполнение лагерных производственных или строительных планов. Если же сами уголовники начинали наглеть в заключении против начальства, то охрана через своих провокаторов побуждала уже политзеков на бунты против бандитов, и когда бандитам грозило полное уничтожение в результате этих бунтов , их, присмиревших, охранники начинали защищать. В общем, тысячелетняя практика - разделяй и властвуй, тогда большая охрана лагерю не нужна. И пришло время, когда эта технология была употреблена уже по отношению буквально ко всему народу Советского Союза. В марте 1953 года умер "красный самодержец", великий и ужасный Сталин. Между различными группировками его наследников сразу же началась смертельная схватка за власть. Среди претендентов был и Лаврентий Берия,заведовавший в СССР государственной безопасностью, хозяин всех зековских лагерей. Он сразу сумел передподчинить только себе все правоохранительные органы и спецслужбы с их воинскими частями. Вне его контроля осталась только армия, возглавленная героем войны, маршалом Жуковым. Берия тут же начал умело поднимать свой авторитет в глазах народа.В измученной недавней войной стране, запуганной постоянными политическими репрессиями, была объявлена массовая амнистия. Но касалась она только уголовников. И потянулись по стране эшелоны, набитые отпетыми человекообразными зверями, отсидевшими по 10-20 лет, привыкшими жить и выживать, глумясь и властвуя над беззащитными и бесправными. Контролировать эти поезда было невозможно. По пути следования толпы бандитов громили и грабили на остановках всё и всех. На Дальнем Востоке выпущенные уголовники даже захватили ненадолго несколько небольших посёлков. А население, опутанное запретами на личное оружие и на самооборону,оказалось просто лёгкой добычей этой сволочи. Радость амнистии сменилась ужасом, объявшим страну, а Берия тут же отдал приказы своим сыщикам,войскам, и они развернули охоту. Бандитов хватали на облавах, стараясь побольше убивать их на глазах местных жителей. Это имело громкий политический успех,ведь когда нет безопасности, всё для людей теряет смысл. Берия набирал вес, поэтому другие претенденты быстро забыли свои разногласия и с помощью армии с огромным трудом сумели его устранить. Удивительно и подозрительно схожий сценарий разыгрался в России в лихие 90-е годы... Рухнула в небытие система государственной власти на базе однопартийного господства коммунистов. Страну повели люди, принадлежащие к различным политическим кланам, которые безответственно грызлись между собой. Политический раздрай и коррупция парализовали армию, полицию и спецслужбы. Включился механизм раздела бывшей "общенародной" государственной собственности, и взлетела организованная преступность.Группы оснащённых армейским оружием боевиков бились между собой, чтобы их главари и высокопоставленные закулисные хозяева смогли оттяпать друг у друга лучшие куски собственности. Такие же вооружённые банды поголовно облагали данью всех, кто пытался заниматься любым частным предпринимательством.К тому же начались кавказские войны и захваты городов типа Будённовска. Но закон о запрете на личное оружие и пределах необходимой обороны стоял и работал неукоснительно! Опять практически исчезла безопасность для большинства населения. Ну и как водится, возник спрос на "спасителя". В конце 90-х силовики начали работать всё эффективнее, им развязали руки, они смогли при "общении" с бандитами открывать огонь на поражение при любом подозрении на опасность. Пошли массовые посадки главарей, и бандоармии достаточно быстро растаяли, как снег на солнце. Эти перемены люди связали с именем Владимира Путина, который и стал президентом, убедительно выиграв выборы. Я не считаю схожесть событий начала 50-х и конца 90-х годов каким-то заговором тёмных сил. Просто люди на верхах жизни сообразительны и быстро вспоминают схожие обстоятельства вместе с методиками, которые тогда удачно сработали на нужный результат. Следует добавить, что в настоящее время полицейские оперативники жалуются, что стали бояться ходить с табельным оружием даже на опасные задания. Ответственность за любой выстрел стала такой, что только написание отчётов за него способно высушить все мозги.Судьям и прокурорам официально разрешено носить и хранить служебное короткоствольное оружие даже вне службы, но большинство из них боится это делать больше, чем возможных покушений. Интересно, к чему бы это? Могу добавить, что когда пошла кампания по разгрому массовой оргпреступности в конце 90-х, начале нулевых годов, то снова применили старый метод стравливания заключенных. В начале 90-х, соблазнившись лёгкой добычей, в бандитизм массово пошли люди, не принадлежавшие изначально к преступному миру, которых он не признавал за своих. Эти новые бандиты, часто из бывших спортсменов и военнослужащих, не соблюдали "блатные понятия", не платили в "общаки" и вообще выбивали "синих"(татуированных воров!) с доходных точек. По воровским понятиям новые бандиты были "фраера", то есть случайные или начинающие преступники, обязанные уважать "природных воров". Этим воспользовались правоохранительные органы, новых бандитов старались упрятать за решётку под любым предлогом, даже на незначительные сроки. А после ареста их встречали хозяева "тюремной неволи", воры в законе и смотрящие со своими подручными, наказывая и перевоспитывая на свой лад, да так, что какие-то "спортсменские" бандглавари погибли уже в начале своего тюремного срока, а множество рядовых "рэкетиров", выйдя из заключения, притихли практически навсегда. Теперь возвращаюсь к бесконечным спорам о возможности разрешения в России нормального короткоствольного оружия самозащиты. Есть безусловное историческое правило; оружие должно быть недоступно детям, сумасшедшим, заключённым,рабам и населению оккупированных территорий. В частности, в Германии гражданское оружие было запрещено до 1956 года, то есть до времени, когда она, перестав быть зоной оккупации, вновь стала самостоятельным государством. А до этого гражданское оружие тоже было под запретом сразу же после прихода Гитлера к власти,нацисты оставили оружие только своим по примеру большевиков в СССР. Как представителю и региональному координатору всероссийского Движения "Право на оружие" мне довелось участвовать уже во множестве круглых столов и дискуссий в разных аудиториях по вопросу возврата гражданам России права на нормальный гражданский короткоствол и обеспечения законной возможности его использовать без риска самому оказаться на скамье подсудимых, то есть установить в этом случае правоприменительную практику, характерную для подавляющего большинства современных цивилизованных государств. И вот что выявилось и всплыло в результате этих общений... С 1992 года сложился достаточно постоянный и устойчивый набор мнений и возражений сторонников и противников гражданского оружия самообороны. Это небольшой набор, и я его сейчас коротко процитирую. 1. Русские в массе бескультурны,склонны к пьянству, хамству и несдержанности. Им оружие доверять опасно. В России 5 млн. легальных ружей на руках, 500 тыс. травматических пистолетов, почти 10 млн. нелегальных стволов, а преступность с их применением подчас гораздо ниже, чем в странах, где насыщенность огнестрельным оружием намного выше. К тому же в Прибалтике, Молдове, Грузии полно русских, разрешён гражданский короткоствол, и никаких "ужасов". Там русские - другие что ли? В то же время по уровню преступных убийств Россия на одном из первых мест в мире, намного опережая страны с легальным гражданским оружием самообороны, в том числе и бывшие республики Советского Союза, где разрешили короткоствол. 2. Если разрешить короткоствол, то его сразу накупят преступники и психи, а разрешающие справки будут получать за взятки у продажных полицейских и врачей. Или начнут нападать на людей, с целью завладеть их пистолетами. Когда в постсоветских и постсоциалистических государствах разрешали короткоствол, то вопрос о продажных врачах и полицейских тоже был, его отрегулировали просто, если разрешённый ими пистолет выстрелит в руках преступника или психа,то они лишаются профессии и получают тюремный срок, ведь на справке видно, кто её выдавал, заранее зная, в какие руки попадёт купленный пистолет. И самые распродажные врачи и полицейские просто посчитали, что больших взяток они за справки никогда не получат, а за мелочёвку ставить под удар карьеру со свободой глупо и смешно. И вообще, зачем преступнику легальный пистолет? Чтобы сразу попасться при его применении? Зачем отнимать пистолет у владельца, если можно спокойно его купить на чёрном рынке, не рискуя, что владелец пистолета даст тебе отпор, или запомнит тебя для полиции, либо полиция после нападения тебя поймает по следам на месте преступления? 3.В странах, где доступ граждан к оружию более свободен, регулярно бывают массовые убийства. Хотите, чтобы и в России это началось? Попытки массовых убийств со стороны маньяков и террористов периодически случаются в любых странах,независимо от любых запретов на оружие, и в России тоже. Причём такие убийцы всегда стараются появиться там, где точно знают, что не получат вооружённый отпор. В той же Америке убийцы приходили в места, где обычным гражданам появляться со своим оружием категорически запрещено. В Китае всем запрещен любой огнестрел, так тамошние маньяки появляются в школах и детских садах с ножами и топорами. И убивают иной раз гораздо больше, чем из огнестрела, прежде чем их остановят. А вот в Швейцарии и Израиле нет зон, свободных от вооружённых людей. Так там нет и массовых убийств, все такие попытки пресекаются сразу же вооружёнными гражданами почти всегда раньше появления полиции. 4. Среди владельцев гражданского оружия может возрасти риск несчастных случаев из-за него. Если так рассуждать, то в первую очередь надо запретить частные автомобили, статистика несчастных случаев из-за них всегда будет подавляюще превышать количество несчастий от любых других причин! 5. После разрешения пистолетов их владельцы будут массово попадать под суд за нарушение закона о пределах необходимой обороны. А почему этого нет в странах с разрешёнными пистолетами? У нас и сейчас суды постоянно сажают за превышение этих "пределов", часто вопреки элементарному здравому смыслу! Просто надо изменить закон. 6. Вам что, травматических пистолетов недостаточно? Травматы надо вообще запретить. Убить из них можно, а защититься ими не получится. К тому же пулю от травмата без гильзы не идентифицируешь, а гильзу после убийства легко спрятать. Недаром травматы в качестве гражданского оружия в других странах запрещены практически везде. А мы, в России, опять "надели штаны через голову". Вот, собственно говоря, и весь перечень. Может быть кто-то захочет чего-нибудь туда добавить, но наверняка это окажется вариантом, перепевом или частным случаем одного из этих шести пунктов. И когда вступаешь в дискуссию с оппонентами, то их аргументация постоянно сводится к однообразному перечислению этих пунктов, практически всегда в вышеуказанном порядке. Дискуссия начинается с пункта один, даёшь на него уже названные контраргументы, а если оппонент - представитель власти, партийный чин или журналист, то ругнуть его за неуважение к собственному народу, тогда он обычно теряется, даже пугается и тут же хватается за пункт два,мол, заботливый я... Уделаешь его по второму пункту, он сразу насчёт массовых убийств высказывается, облегчённо думая, что уж теперь-то точно уел... Когда отбит этот пункт, опять воспылал заботой, но уже по пункту четыре.По пункту пять говорит уже осторожно, заранее соглашаясь, что закон о самообороне надо менять безусловно, но с легальными пистолетами наверно и по обновлённому закону будет трудно жить. Затем, конечно, следуют травматы по пункту шесть, информация о них обычно уже не встречает возражений, просто принимается к сведению. Переубедить оппонента обычно никогда не удаётся, зато аудитория его первоначальных сторонников начинает поддаваться, кто-то уже в принципе начинает соглашаться, что нужен легальный короткоствол, хотя делает это ещё с о-очень большими оговорками. Когда оппонент это увидит или почувствует, то снова пытается атаковать,пробуя воспользоваться какими-то нюансами в тех же шести пунктах, которых в разговоре не затронули ранее. Либо начинает переход на личности по типу "а ты - кто такой?", или старается приписать какие-то грехи видным людям, чаще всего политикам, которые поддерживают идею права граждан на оружие самообороны. Но это уже элемент бессилия, что аудитория прекрасно замечает. Поучаствовал я в нескольких таких дискуссиях и,от их одинаковости, прямо затосковал. Тогда, при подготовке к следующим спорам, я попросил возможных оппонентов предварительно ознакомиться с моей аргументацией и дал им брошюры "Не бойся", причём перед встречей они заверили меня, что брошюры ими прочитаны. Каково же было моё удивление после начала дискуссии, когда, готовясь услышать возражения на то, что оппоненты прочитали в брошюре, я ничего этого не получил!! Оппоненты разговаривали по принципу один, два, три, четыре, пять, шесть так, будто данной мною брошюры в глаза не видели! И это было не один раз, с разными людьми! Феномен, однако... Одним из самых яростных моих оппонентов однажды был весьма пожилой полковник советской милиции, бывший оперативник и криминалист,ныне - преподаватель юридического факультета.Он очень своеобразно и непривычно спорил со мной по первому пункту. Когда я сказал, что пистолеты это оружие чести, прежде всего для офицеров, а их тем же офицерам боятся доверять, то полковник заявил: "... И правильно делают! ... Нет чести у нашего народа, давно уже нет...". В тот раз я даже растерялся. Этот полковник был убеждённый коммунист, советский до мозга костей - и такое заявление(!?). Прямо, как в фильме "О бедном гусаре замолвите слово": "..

ТОП новости

Вход

Меню пользователя